Category: армия

Цитаты дня:

...Истинно вам говорю: война -- сестра печали, горька вода в колодцах
ее. Враг вырастил мощных коней, колесницы его крепки, воины умеют убивать.
Города падают перед ним, как шатры перед лицом бури. Говорю вам: кто пил и
ел сегодня -- завтра падет под стрелами. И зачавший не увидит родившегося, и
смеявшийся утром возрыдает к ночи. Вот друг твой падает рядом, но не ты
похоронишь его. Вот брат твой упал, кровь его брызжет на ноги твои, но не ты
уврачуешь раны его. Говорю вам: война -- сестра печали, и многие из вас не
вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю
эту...

Вадим Шефнер. Сестра печали


Когда я слышу, что на той войне
Нам лучше было сдаться той стране,
Чьи граждане богаче нас намного,
Я благодарна, что по воле Бога
Тогда не ваши были времена,
Была не вашей та страна и та война.
Теперь - всё ваше. На своей войне
Свою страну сдавайте той стране,
Чьи граждане богаче вас намного.
Я благодарна, что по воле Бога
Ни глазом, ни наощупь не видна
Моя страна и в ней моя дорога,
Моя дорога и моя страна,
Чьи граждане в любые времена
Свободней всех, богаче всех - намного.

Юнна Мориц


Collapse )

Сержант

10 марта 1995 года, во время штурма Бамута, разведвзвод под командованием сержанта Бларнейского ворвался в дом, где боевики удерживали детей для «живого щита». Боевики открыли кинжальный огонь, чтобы вернуть себе заложников, и Бларнейский принял решение выносить детей из под огня.

Взвод Бларнейского спас тогда восемнадцать детей, из них восьмерых вынес сам сержант. Бойцы выносили детей на руках, прикрывая их своим телом; другого способа спасти их просто не было. Под шквальным огнем солдаты гибли один за одним, но спасали детей. Все дети остались живы, старшая девочка, Таня Бланк, получила легкое ранение в ногу.

Будучи раненым, Бларнейский вернулся назад к тяжелораненному бойцу. Ведя пулеметный огонь и сдерживая боевиков, он продержался до прибытия подкрепления – бойцов передового отряда 879 ОДШБ, которые отбросили противника.

Рассказ Татьяны Бланк, дочери воспитательницы, которая была вместе с детьми:

«…мы лежали возле сарая, который вовсю пылал, и нам было жарко. Вокруг стоял грохот, все кричали. Солдаты стреляли. Время от времени один из солдат хватал мальчика или девочку и бежал, стреляя на ходу. Я приподнимала голову и видела, как он отдавал ребенка другому солдату, а сам ложился и стреляя возвращался назад ползком…

Бывало, что солдат падал, и тогда другой подхватывал ребенка, и бежал…

Нас становилось все меньше, и вдруг я осталась одна. Я подумала, что меня бросили, но тут кто–то сильный схватил меня на руки. Я закричала, испугавшись, а потом узнала его. Он был один из тех солдат, кто постоянно убегал и возвращался ползком. Он схватил меня на руки и сказал, что его зовут сержант и что, если мы хотим успеть завтра в школу, то придется побегать немного…

Он бежал, виляя туда–сюда, крепко прижимая меня к себе одной рукой. Второй рукой он стрелял из автомата, немного поворачиваясь назад. Иногда сержант как-то странно содрогался всем телом и кашлял, но все равно бежал вперед…

Нам оставалось совсем немного до камней, когда он опять очень дернулся, глухо кашлянул и упал на одно колено…

Его рука очень сильно сжала меня, мне стало больно. Но он снова встал и, сказав мне, что наступил на ежика, медленно побежал вперед. Я смотрела в его лицо, оно становилось белым–белым и губы тоже, а изо рта у него шла кровь…

И он все равно бежал вперед… Я тогда подумала, что его руками меня несет Бог…

За камни мы просто упали и покатились. Меня схватила мама. Я очень плакала и не могла успокоиться. Сержант все время кашлял, потом снял с себя бронежилет и отдал нам, он был пропитан кровью, а сам перевалился за камни и пополз назад, к сараю. Там вовсю шла стрельба, но стреляли теперь только оттуда. Мама крикнула ему, чтобы он не шел туда, ведь он ранен, а он ответил, что сигареты там на столе забыл…

Я видела, как он потрогал шею лежащего на земле солдата, потом снял с него бронежилет, каску и забрал его автомат. И начал стрелять. Мы с мамой стали успокаивать детей, они все плакали, а потом к нам подбежали солдаты в черной форме.

Наши. Некоторые побежали, стреляя, в ту сторону, где горел наш сарай и кто–то стрелял, а некоторые остались с нами. В бронежилете сержанта они показали мне шесть вмятин от пуль, которые жилет удержал и маленькую дырочку там, где не удержал…

Мы потом летели на вертолете, а мама мне сказала, что сержанта зовут Данил, и что он придет ко мне в школу 1 сентября с цветами…»

Из двадцати семи человек во взводе осталось четверо. Двадцать три бойца погибли, спасая жизни детей. За совершенный подвиг Данил Бларнейский был представлен к званию Героя России, но не получил его. Из–за ранений, полученных в ходе боя в селе Бамут, в конце весны 1995 года, Данил Бларнейский комиссован из рядов ВС в звании старшего сержанта.

За беспримерный героизм, проявленный при выполнении воинского долга во время операции в Бамуте, указом Президента Российской Федерации от 26 марта 1995 г. Бларнейский Данил Кемалович награжден Орденом Мужества.

Все бойцы были награждены. Почти все – посмертно. Рядовой Чеклецов, которого Бларнейский вынес из под пуль, умер от ран в госпитале через двое суток.

Сержант и сегодня живёт рядом с нами. Незаметный человек, обычный гражданин своей страны.
https://vk.com/wall-29080983_4574

Вадим Шефнер. Ленинград

Мой город непреклонен и спокоен,
Не ослеплен слезами взор сухой.
Он темными глазницами пробоин
На запад смотрит в ярости глухой.

Он гордо ждет назначенного срока,
Чтоб, все сметая на своем пути,
Внезапно, справедливо и жестоко
Все счеты с неприятелем свести.

Взорвется ярость города глухая —
И для врага настанет Страшный суд,
И с мест дома сорвутся, громыхая,
И в наступленье улицы пойдут.

Все в бой пойдет, чтоб отомстить за муки, —
Каналы хлынут через берега,
И, протянув обугленные руки,
Пойдут деревья задушить врага.

И в бой всесокрушающе-победный,
Тяжелыми доспехами звеня,
За Пулково помчится Всадник Медный,
Пришпоривая гордого коня.

И в грохоте и в скрежете металла,
По всем проспектам промелькнув за миг,
От площади Финляндского вокзала
К Урицку устремится броневик.

Все каменное, медное, живое —
Все в бой пойдет, когда придет пора.
И танки, зло и напряженно воя,
И пехотинцы с криками «ура».

Так будет смят врага бетонный пояс,
И мы с боями двинемся вперед.
И с каждого вокзала бронепоезд
По направленью к западу пойдет.

1942
Ленинград

Издание: Победа. Поэты о подвиге Ленинграда в Великой Отечественной войне. Л.: Лениздат, 1970.

12 февраля 1922 года в 11 часов 30 минут станция и посёлок Волочаевка были освобождены от белых.


Волочаевская операция (Волочаевское сражение, Волочаевская битва) — наступательная операция войск Народно-революционной армии Дальневосточной республики против войск Белоповстанческой армии, проведённая 5—14 февраля 1922 года в районе станции Волочаевка Амурской железной дороги, на подступах к Хабаровску. Составная часть Хабаровского похода. В результате Волочаевской операции оборона войск Белоповстанческой армии была прорвана частями Народно-революционной армии, и 14 февраля без боя был взят Хабаровск. Стратегическая инициатива перешла к Народно-революционной армии, что создало условия для захвата Приморья, а затем привело к окончательному разгрому сил белых на Дальнем Востоке.

Части Народно-революционной армии Дальневосточной республики в одном из последних сражений Гражданской войны разбили белых, которые под руководством генерала Викторина МОЛЧАНОВА заняли в декабре Хабаровск и создали на подступах к городу сильный укрепленный район. Пятого февраля части НРА под командованием будущего маршала Василия БЛЮХЕРА перешли в наступление. Десятого февраля начался штурм сопки Июнь-Корань, вошедшей в историю под именем Волочаевской. Силы сторон были практически равны, но одних вела высокая цель, а другим не помогала и помощь интервентов. И хотя эти позиции именовали «дальневосточным Верденом», а атаки проходили при 35-градусном морозе, в глубоком снегу, на третий день один из полков НРА сумел зайти в тыл белых и сломить их сопротивление.

12 февраля 1922 года в 11 часов 30 минут станция и посёлок Волочаевка были освобождены от белоповстанцев. Противник, неся большие потери, бежал в сторону Хабаровска. Тяжесть главного удара выпала на долю бойцов, командиров и большевиков 6-го, ныне 4-го Краснознаменного Волочаевского полка. Обходной колонне Н. Томина, преодолевшей тяжёлые условия местности и бездорожье, удалось нанести удар по левому флангу врагов и отвлечь на себя в решительный момент боя значительные силы белых. Враг был сломлен, потерял веру в себя, спешно проскочив Хабаровск, бежал к югу. В полосе железной дороги японским империалистам не удалось сохранить белогвардейских бандитов и удержаться самим в советском Приморье. Очень скоро прозвучали штурмовые ночи Спасска, и Владивосток стал наш

Именно взятие Волочаевки, явилось символом укрепления Советской власти на дальневосточных рубежах России, завершением гражданской войны, восстановлением народного хозяйства.

Еще через два дня без боя был взят и Хабаровск.

В 30-е года прошлого века на сопке был построен мемориальный музей и сооружен памятник — идущий в атаку солдат со знаменем. «Пусть последнее место успокоения красных орлов постоянно напоминает гражданам нашей республики о славной странице борьбы народно-революционной армии и воодушевляет бойцов на новые подвиги» — можно было прочитать на стендах музея. Ныне музей практически разграблен, памятник обветшал и не раз подвергался атакам местных вандалов.
Как и принято в духе либералов-развальщиков