Category: авто

Цитаты дня:

...Истинно вам говорю: война -- сестра печали, горька вода в колодцах
ее. Враг вырастил мощных коней, колесницы его крепки, воины умеют убивать.
Города падают перед ним, как шатры перед лицом бури. Говорю вам: кто пил и
ел сегодня -- завтра падет под стрелами. И зачавший не увидит родившегося, и
смеявшийся утром возрыдает к ночи. Вот друг твой падает рядом, но не ты
похоронишь его. Вот брат твой упал, кровь его брызжет на ноги твои, но не ты
уврачуешь раны его. Говорю вам: война -- сестра печали, и многие из вас не
вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю
эту...

Вадим Шефнер. Сестра печали


Когда я слышу, что на той войне
Нам лучше было сдаться той стране,
Чьи граждане богаче нас намного,
Я благодарна, что по воле Бога
Тогда не ваши были времена,
Была не вашей та страна и та война.
Теперь - всё ваше. На своей войне
Свою страну сдавайте той стране,
Чьи граждане богаче вас намного.
Я благодарна, что по воле Бога
Ни глазом, ни наощупь не видна
Моя страна и в ней моя дорога,
Моя дорога и моя страна,
Чьи граждане в любые времена
Свободней всех, богаче всех - намного.

Юнна Мориц


Collapse )

Цитата дня.

Чтобы государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчёт», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы.

Феликс Эдмундович Дзержинский

Ко Дню Советской Милиции. Подвиг старшины милиции Москаля М. П. (1955 г.)



В тот год на полях горных районов появился опасный сельскохозяйственный вредитель. Посты карантинной службы перекрыли все дороги. Каждая автомашина и повозка останавливались у шлагбаумов, тщательно проверялись и пропускались только тогда, если в них не оказывалось поврежденных вредителем растений.

Один из таких постов располагался у села Поляна по дороге из Мукачево на Сваляву. Ночью 13 сентября здесь дежурил инспектор карантинной службы Юрий Гаврилович Кушнирчук, а вместе с ним — старший сержант милиции Михаил Павлович Москаль. Беспокоили их не только карантинные дела. Пограничники предупредили, что разыскиваются опасные преступники, намеревающиеся скрыться за границу, и что появление их возможно как раз на этой дороге.

В ту же ночь во Львове двое незнакомцев попросили владельца легковой машины ЗИМ доставить их в Ужгород. Оба были одеты в потрепанные серые костюмы, в руках держали небольшие чемоданы. «Спешим на похороны дяди»,— объяснили они водителю, и тот, польщенный солидной платой, согласился. Боясь ответственности за совершенные преступления, они рвались к границе. У них были подложные документы, чистые бланки различных советских учреждений, специальные фотоаппараты, карты Прикарпатья и Закарпатья, крупные суммы денег в советской и иностранной валюте.

В 4 часа утра ЗИМ подходил к селу Поляна.

Заметив отсветы автомобильных фар, Михаил Москаль и Юрий Кушнирчук поднялись от костра, подошли к шлагбауму.
— В чем дело? — притормозил машину шофер.
— Карантинный пост,— объяснил милиционер.
— Ну и что? Не картошку же я везу, а людей. Открывай шлагбаум!
— Не торопитесь. Ваша путевка?
— Никакой путевки у меня нет. Я сам себе выписываю путевку. Это моя личная машина.
— Тогда предъявите технический талон и права.

Просмотрев документы водителя, милиционер открыл заднюю
дверцу машины. Там сидели двое. У одного на коленях лежала развернутая карта.

«А, может, это те, кого ищут пограничники?» — промелькнула мысль.
— Ваши документы? — обратился Москаль к пассажирам.

Сидевший поближе к милиционеру мужчина порылся в кармане. Вытащил тугую пачку сторублевок, протянул старшему сержанту.
— Вот наши документы. Бери десять тысяч и не говори никому. Поднимай шлагбаум!
— Купить хотите? Не выйдет! Выходите из машины! — приказал Москаль, доставая из кобуры пистолет'.
Пассажир снова сунул руку в карман, нащупав рукоятку браунинга, сдвинул предохранительную кнопку. В это время из-за поворота показался колхозный грузовик. Бандит растерялся и опустил оружие. Милиционер воспользовался моментов и, чтобы у преступника создалось впечатление, будто это погоня, обернувшись к грузовику, крикнул:
— Автоматы к бою! Свет не выключать!
Расчет оказался верным: враги в страхе замерли на заднем сидении. Москаль схватил одного из преступников за воротник, вытащил из машины, а другому приказал не двигаться с места. Обращаясь к Кушнирчуку, добавил:

— Смотри за ним. Вот тебе мой пистолет, шевельнется— сразу стреляй!
Милиционер встряхнул за шиворот пассажира и потащил к одинокому домику возле дороги. В этом домике жили инженер леспромхоза М. В. Горай и его жена Мария. Вместе с ними Москаль связал задержанного, положил в углу комнаты.
— Это опасный враг,— предупредил он, выбегая из комнаты.
Вернувшись на дорогу, Москаль увидел, что свет в машине не
горит, дверца захлопнута. Преступника в темноте не было видно. .Кушнирчук тихо стонал в кювете. Старший сержант, не раздумывая, бросился к машине.
- Выходи! — крикнул он второму преступнику.
В ответ грянул выстрел, потом второй, третий. Острая боль в животе свалила милиционера. Какую-то долю секунды Москаль лежал на земле. Затем приподнялся, схватился за дверцу машины, рванул ее на себя.
В машине один за другим раздались еще два выстрела: преступник, не желая сдаваться, покончил с собой.
Не хотел смириться и его сообщник — тот самый, которого Москаль затащил в дом Михаила Горая. Услышав на дороге выстрелы, он вскочил на ноги и, круто повернувшись, ударил Горая в живот, а сам рванулся к двери. Мария вовремя успела подставить ему ногу. Преступник растянулся на полу и был оглушен увесистой дубинкой, которая подвернулась Марии под руку.
Михаил Горай завел свой мотоцикл, посадил в коляску раненных и повез в больницу. По пути им встретилась машина, на которой в Поляну спешили пограничники.
Через некоторое время появился Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось:
«За отвагу и мужество, проявленные при задержании опасных государств венных преступников, наградить: орденом Красного Знамени старшего сержанта милиции Москаля Михаила Павловича; орденом «Знак Почета» — Кушнирчука Юрия Гавриловича — инспектора карантинного пункта; Горая Михаила Владимировича — инженера службы по технике Свалявского леспромхоза; Горай Марию Михайловну — домохозяйку».
http://albinashop.ru/2602/