hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote,
hullam_del_ray
hullam_del_ray

Category:

РАБОТА НАЙДЕТСЯ

Донецк — интересное место. Мало чем отличается от большинства городов постсоветского пространства, но он интересен своими людьми. И теми процессами, что происходят в нем. Эти процессы происходят и в других городах русского мира, но здесь они обнажены, видны и показательны.

Выступили из-под плоти Земли шестерни Истории. Слышно, как скрежещут и гудят под давлением приводных сил. Зубцы ломаются с хрустом, продавливают друг друга, но механизм работает. И это на виду. В иных местах все обросло бытом: квартирами в ипотеку, автомобилями в лизинг, кредитами под удобный и не очень процент. А тут все видно: голо, страшно, зло.

Довелось мне пообщаться с донецким полицейским. Молодой парень. Работа не из приятных, конечно, но и не проходчиком в шахте. Местный.

По моему говору сразу понял, что я из России. Разговорились.
— Много ваших, — говорит, — поприезжало в 14-м и 15-м, потом большинство уехало. Но много и осталось. До сих пор служат. Со всей России… С Иркутска, с Воронежа, из Хабаровска был один. Одного даже из Калининграда знал. Погиб под Светлодаром. И чего ему не жилось? Вот тебе Европа, вот работа у тебя — живи, да радуйся! Жену заведи, добра наживай, деток народи, родителям престарелым помогай.
Не имел он в виду, конечно, ту враждебную нам Европу, что опять устраивает против нас поход. В который раз, надо сказать. Имел в виду он аккуратные кёнигсбергские улочки, ухоженные парадные и прохладные в летний зной парки. Но прозвучала эта фраза режуще.

Разве не против «европейского выбора» на Майдане началась война в далёком 14-м?

Я вот и думаю. Как же так? Наших, нацболов только, сколько в земле
Донецкой осталось лежать, сколько раненых отсюда уехало. А ведь и Сирия свой счет по нацболам уже открыла. Война-то одна, по большому счету. И война как раз за то, чтобы не надо было в рот Европе заглядывать и с замиранием сердца ждать, что же она, многомудрая, скажет. Чтобы вернуть России, большой России, я подразумеваю, той что больше Российской Федерации, цивилизационную субъектность. Ту, что была потеряна в 91-м… Речь ведь идет о выживании нации.

Выживание нации. Сейчас не 19-й век. И даже не 20-й. Сейчас все гораздо тоньше. Подлее тоже. Но тоньше. Это раньше, чтобы убить нацию, надо было истребить всех ее представителей. Или хотя бы большинство. А сейчас в этом нет необходимости. Это даже вредно. Зачем убивать, когда можно использовать? Вырви у народа его корень, его сердцевину и получишь сладкие вершки и сочное его мясо. Землю и людей на ней, которые и для чужого дяди из этой земли соки отдадут. За зарплату.

Вырви, и нации не останется. Останутся люди. Не то, чтобы плохие — обычные. Работают которые. Кто в полиции, кто в сфере развлечений, кто ещё где… Но это уже не будет нацией. Это будет просто много людей, которые с удовольствием выучат и начнут разговаривать на чужом языке. Которым «живется» там, где Европа (читай «культурные люди»), работа и мир. Работа — она всегда ведь будет. Если вдруг Киев захватит Донецк, то через какое-то время вы увидите в форме полицейского примерно такого же парня, в магазине увидите примерно таких же девушек. Которым нет разницы, в общем-то. В Великую Отечественную некоторые и при немцах, говорят, устраивались. Полы в ставках штабов мыли, услуги интимного характера оказывали, полицаями, опять же, за порядком следили. Но то лютые фашисты были, а тут глянь-ка: европейцы с ценностями. Материальными и не очень.

Вот тебе Европа, могила Канта и прекрасная немецкая архитектура. А вот тебе Россия, Донецк, такой же как и многие другие русские города, и тоже могила. Только не Канта. А твоя.

Артем Прит писал однажды про своего одноклассника, что с началом войны уехал с Донбасса в Россию, оставив мать. Уехал для того, чтобы на корпоративах изображать Верку Сердючку. Театральный такой парень. Маме потом домой писал, когда дела в гору пошли, чтобы она ему платье сценическое выслала. Нравятся офисным работникам его выступления. Талантливый.

А вот Артем остался воевать, не захотел в женские шмотки рядиться. Теперь он без ноги живет. Зато не в платье. А во вполне себе штанах.
Война идет, друзья. Священная. Опять против Европы. И опять цена: выживание. Не всех, а тех, кто не хочет терять свою русскую душу. Кто её уже потерял — того это не коснется. 21-й век на дворе — работа найдется…

Олег Миронов

(Тотальная Мобилизация, №40)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments