hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote,
hullam_del_ray
hullam_del_ray

Categories:

Уничтожив Россию, мы отомстим Сталину за репрессии


Можно не сомневаться, что современные ложные взгляды на историю времен СССР прививаются молодым людям с той же целью, с какой католические миссионеры превращали Африку и Южную Америку в самые отсталые регионы планеты, т.е. чтобы у молодых россиян атрофировались умение и желание извлекать полезные уроки из беспримерных социальных и военных Побед своих советских прадедов.

Однако социологические исследования последнего десятилетия устойчиво показывают, что тезис о «сталинских репрессиях» на психику современных молодых людей практического воздействия уже не оказывает. Это заметно и по «наплыву прихожан» к т.н. «соловецкому камню». Порой, в дни официального поклонения этому камню, число сочувствующих жертвам «сталинских репрессий» не достигает и десятка. Но наиболее ярко эта тенденция проявилась в дни всенародного голосования за «имя России». Долгое время в списке великих россиян лидировал Сталин, а второе место занимал Ленин. «Поэтому» при окончательном подведении итогов победил, «естественно», Александр Невский.

И дело не только в «заезженности» тезиса о «сталинских репрессиях», о чем, кстати, западные PR-технологи, видимо, забыли, или их фантазия уже ничего более оригинального породить не может. Дело даже не в том, что многие жертвы «сталинских репрессий» и при жизни не вызывали у широких народных масс каких-либо выраженных симпатий. В своих признательных показаниях на суде вожди жертв «сталинских репрессий», Бухарин, Ягода, Ежов, Рыков, Зиновьев, Каменев, Радек, Тухачевский, в один голос утверждали, что к 35 году они осознали глубокую ошибочность их надежды на массовое выступление рабочего класса и крестьянства против Сталина, индустриализации и колхозного строя. Все свои надежды антисталинисты, к этому времени, стали возлагать на индивидуальный террор, дворцовый переворот и помощь фашистов. В силу этого, наиболее именитые «жертвы сталинских репрессий» вызвали в широких кругах рабочего класса и колхозного крестьянства искреннее презрение, не породив ни малейшего сострадания.

Строго говоря, эти жертвы не вызывали сочувствия у большинства людей и в 1991 году. Но к 1991 году КПСС как партия, в основном, состояла уже из, презираемых народом, зажравшихся бюрократов и карьеристов. Поэтому, при всей абсурдности обвинений наличного состава КПСС, например, 1987 года в репрессиях 1937 года, тем не менее, будущие демократические казнокрады получили довольно сильный идеологический хлыст, заставивший пропагандистов КПСС прикусить языки и поджать хвосты, несмотря на то, что они, в отличие, например, от Хрущева, не имели ни малейшего отношения к репрессиям 30-х годов.

Желающим разобраться в сущности «сталинских репрессий», необходимо понимать, что бескомпромиссная гражданская война есть перманентное состояние общества, построенного на принципах частной собственности, т.е. конкуренции и неравномерного распределения материальных благ. Конкуренция, воспетая в учебниках рыночной экономики как важнейший стимул экономического развития, по своим братоубойным методам и самоубийственным последствиям и является формой войны граждан друг против друга. И массовые убийства детей в Беслане, и расправа в станице Кущевская, и расстрел Шабтая Калмановича, и акция Брейвика, - все это проявления института частной собственности. В таком обществе всепоглощающая ненависть представителей одного и противоположных социальных слоев друг к другу - стандартная и неустранимая ситуация.

Как и во всех цивилизованных странах, гражданская война в России началась задолго до 25 октября 1917 года и не закончилась в 1921 году. Пугачевцы вешали дворян, не моргнув глазом, и отрубили бы голову императрице, повторив опыт просвещенной Англии и Франции. В свою очередь, дворяне четвертовали пугачевцев. Коммунары расстреливали версальцев, версальцы - коммунаров. Красные расстреливали белых, белые - красных, и те и другие делали это с остервенением. Именно такими делает людей частная собственность, церковно-приходская, т.е. богословская, талибанская и феодально-университетская образованность. События 1937-38 годов в СССР являлись прямым продолжением всемирной исторической цепи гражданских войн, но по степени остервенелости масс и по числу погибших они уже не шли ни в какое сравнение с накалом братоубийства, например, во время наступлений Колчака или Деникина на Москву.

Когда же современные демократы, выпучивая сердобольно глаза, говорят о том, что среди жертв «сталинских репрессий» были и герои гражданской войны, и первые маршалы СССР, то они «забывают», что именно прадеды многих современных демократов выжигали звезды, вырезали ремни на спинах многих героев гражданской войны, сжигали их живьем в паровозных топках. При такой генетической наследственности, совершенно очевидно, что даже у мелкой буржуазии, не говоря уже о крупной, известия о расстреле бывших героев гражданской войны не могли вызывать огорчения ни в 1937, ни 1991 г.г. Герои гражданской войны никогда не могли и не могут быть любимцами ВСЕГО общества, разделенного по имущественному положению. Первыми маршалами герои гражданской войны делались решениями Сталина и пропагандой, а не пролетарской любовью каждого рабочего к Блюхеру или любовью крестьянина-середняка к Тухачевскому и Ежову. Хорошо известно, что такое звездная болезнь, и что происходит с психикой многих людей, когда они внезапно попадают из числа рядовых в герои, в маршалы.

Доведись современным либеральным демократам поучаствовать в гражданский войне, они бы сами поступали с «краснопузой сволочью» так же, как венгерские демофашисты расправлялись с венгерскими коммунистами в 1956, т.е. сжигали бы их заживо, как это делали и китайские демократы на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, как это делали Гайдар и Грачев в Москве в 1993 году, как это делали киргизские и казахские защитники демократии, расстреливая участников демонстраций, впрочем, тоже настроенных жечь, и не только мусорные баки.

Россию от немедленной гражданской войны в 1991 году спасло то, что подавляющая масса партийных карьеристов дружно перекрасилась из «краснопузой» сволочи в сволочь рыночную, и поэтому временно некому и не на ком стало выжигать на спине звезды, хотя призывы раздавались. Практически повсеместно первые секретари республиканских организаций КПСС на многие годы стали президентами своих рыночных стран. Тем не менее, тлеющая форма национализма поселилась на просторах СССР со времен хозрасчетной, рыночной реформы Андропова, разгоралась с 1985 по 1991 год и полыхает последние 20 лет, являясь содержанием либерально демократических и теократических реформ, унесших уже жизни нескольких десятков миллионов честных тружеников и их детей.

Современное население вообще уже не смутишь темой насилия над людьми, поскольку жизнь, полная насилия, начинается для нынешних детей уже в стенах рыночных образовательных учреждений, лишенных воспитательных функций и подменивших образовательный элемент тупой зубрежкой и холодным тестированием зазубренного. Сегодня опыт индивидуального и группового подросткового садизма дополняется растущим рабовладением по отношению к гастарбайтерам (попробуйте потрясти душу гастарбайтера темой сталинских лагерей, а ведь их уже миллионы, и только в Москве), участием молодых людей в массовых битвах футбольных «фанов», навыками их «войн на дорогах», примерами, почерпнутыми ими из террористических актов, систематического рейдерства, захвата заложников, заказных и бытовых убийств, из участия молодых солдат в расстрелах боевиков на месте боестолкновений… Все это превратилось в современную «школу мужества», в содержание трагедий большинства семей. Все это сделало души молодых людей вообще нечувствительными к теме «чужих» страданий, каких-то там «сталинских репрессий», поскольку тюрьмы современной России переполнены именно молодежью.

Дело, даже не в том, что страдания, которые переживает современная молодежь, вступающая в рыночную жизнь, объективно всеохватнее и жестче затруднений, с которыми сталкивалась молодежь в сталинские годы.

Дело, прежде всего, в том, что вся история «сталинских репрессий», их сущность и противоречия в изложении АНТИКОММУНИСТОВ являются крупнопанельной, тенденциозной ЛОЖЬЮ, и, естественно, не только с точки зрения спекуляций на проблеме количества жертв этого периода, а с точки зрения господствующего варианта «объяснения» природы и сущности этих потерь, целей советской репрессивной политики и ее коллизий. За последнее время люди стали чуть тоньше и предметнее разбираться в вопросе, кто и ради чего вот уже четверть века промывает им мозги темой «сталинских репрессий» восьмидесятилетней давности. Эту причину становится все легче понять и объяснить на фоне современных страданий людей труда.

Поэтому и множится год от года число гастарбайтеров-мусульман на безбожных митингах и демонстрациях под красными знаменами в Москве 1-го мая и 7-го ноября. Пока гастарбайтеры еще колеблются между муллами, работодателями и коммунистами. Но долго длиться это не может. Уж слишком заметен контраст между программами коммунистов, и программами предпринимателей. Пройдет немного времени и молодые мусульмане поймут, насколько это позорно, когда сотни тысяч людей становятся на проезжей части проспекта Мира в Москве раком, а постояв таким образом, расходятся, одни в подвалы и дворницкие бытовки, а другие, немногие из братьев мусульман, подарив остатки барана голодающим землякам, усаживаются в свои «мэрсы».

За последние десять рыночных лет многие люди, потерявшие немало родственников, живущие в чрезвычайно стесненных, абсолютно неустойчивых материальных и политических условиях, постепенно начинают понимать, что телевизионные каналы, отдельные журналисты и обозреватели во всех своих выступлениях выражают, защищают, пропагандируют позицию крупнейшего бизнеса, олигархов, высшего чиновничества, наиболее последовательным противником которых и был Сталин. Эти журналисты и политологи убеждают народ в необходимости увеличения пенсионного возраста, удлинения рабочей недели, сокращения отпусков, уменьшения пенсий, сокращения рабочих и студенческих мест, в необходимости легализации проституции, дальнейшего повышения цен на ЖКХ и т.д. Ясно, что на этом реальном фоне, когда СМИ начинают голосить по поводу «сталинских репрессий», то они уже не могут пробудить в трудящихся чувство доверия, поскольку самим олигархам, их прихвостням, менеджерам, и их идеологическому охвостью, журналистам и священнослужителям, в особенности, доверяют все меньше.

Фрагмент статьи В.А. Подгузова "Опыт оперативного анализа поведения
рыночной интеллигенции в период весеннего обострения"
https://zen.yandex.ru/media/id/5a745e103dceb711fa20e7e5/unichtojiv-rossiiu-my-otomstim-stalinu-za-repressii-5b096267581669f4cf266d7b
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments