?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Перемога нелюди

Пока в Хохлостане свидомые VIP-персоны лечать горящую дупу опосля ЕвроПобачения
Как кудахтающая израильтянка победила на Евровидении? - спрашивает Борислав Береза
https://www.obozrevatel.com/society/kak-kudahtayuschaya-izrailtyanka-stala-pobeditelnitsej-evrovideniya.htm
Почему победила израильтянка? Мне кажется, что она просто очень хорошо распиарила свою песню. Сняла клип, который просмотрело огромное количество людей. К тому же ее внешний вид и «формы» не совсем привычны для сценических звезд и, наверное, тем привлекательны, - отвечает ему известный украинский телеведущий и продюсер Игорь Кондратюк.
http://fakty.ua/268113-izvestnyj-ukrainskij-prodyuser-v-shoke-ot-rezultatov-evrovideniya

на горизонте маячит реальная прорывная перемога на культурном фронте:"В Каннах с успехом прошла премьера украинского фильма - "Донбасс" Сергея Лозницы."

Сергей Лозница — формально белорусский режиссер, согласно принятой в фестивальном мире градации по месту рождения. Теперь его чаще называют украинским кинематографистом, поскольку он жил в Киеве, а недавно получил украинское гражданство. Лозница учился режиссуре во ВГИКе, работал на студии документальных фильмов в Ленинграде. Последние годы живет в Берлине, снимает документальное и игровое кино по всему миру, почти всегда связанное с постсоветскими реалиями. Свою новую картину он создавал со своим постоянным партнером — румынским оператором и уроженцем Кишинева Олегом Муту.

В отличие от предыдущих художественных фильмов Лозницы «Донбасс» не имеет главных героев. Перед зрителями последовательно разворачиваются 13 эпизодов, с разными фигурантами, связанные между собой лишь тем, что действие их происходит в самопровозглашенных республиках Донбасса, где, как и на всех территориях, оказавшихся вне права и где государство не работает, жестокость, преступность, коррупция возрастают во сто крат. Сцены фильма - это осколки от взрыва страха. Это мир Новороссии, верной своей родине.

Фильм "Донбасс" начинается со сцены, в которой вроде бы гримируют актеров, они ворчат, болтают и готовятся к съемкам. "Пожирнее, получше рисуй, – командует весёлая старуха, – А почему у вас всех такие рожи недовольные, а?" – пытается она расшевелить массовку. Эффекта это не производит никакого. Собравшиеся способны внимать только рыку агрессивной помощницы режиссера, которая ведёт их к месту съёмок марш-броском. Их ведут по улицам, напоминающим очень реалистичный район боевых действий в черте города, какие бывают в боевиках. На самом же деле перед нами - артисты массовки, ряженые участники передачи фейковый теленовостей, изображающие мирных жителей, которые находятся в состоянии шока и по сюжету телепередачи должны осуждать бесчинства, совершенные предателями-"фашистами". И в конце всего этого нужно будет избавляться уже от этих статистов. В другом эпизоде женщина, недовольная тем, что ее оклеветали в газетной статье, врывается на заседание местного совета и выливает на голову мелкого чиновника ведро дерьма. На свободную прессу или неудобную и непатриотичную прессу, которая рассказывает о войне без должного пафоса, можно нападать безнаказанно, как и на тех незадачливых политиков, которые ее защищают.

Льстивый госчиновник ведет уставших медработников на экскурсию по разрушенной больнице, хвастаясь тем, как там все вымыли-вычистили, и тем, как с позором выгнали какого-то коррумпированного главврача. Но дальше мы видим, что он сам находится в сговоре с другим чиновником. Видим мрачное подземное хранилище для мирных жителей, спасающихся от обстрелов в городе. Немецкий журналист, пытающийся взять интервью у разных сепаратистов, подвергается жестоким нападкам за то, что он имеет отношение к стране, которая раньше была главным фашистским врагом: "Если ты сам не фашист, то твой дед был фашистом!" - с криком бросается на него один из сепаратистов. На блокпосту женщина-офицер приказывает всем гражданским выйти из автобуса и обвиняет их в том, что они якобы являются профашисткими предателями. Война с ее жестокостью, подозрительностью и агрессивностью ощущается повсюду. Мы видим незадачливого бизнесмена, который не вполне осознает, что военные конфискуют его автомобиль. В другой сцене человека подвергают жестокому наказанию, традиционному в российской армии - прогоняют сквозь строй солдат, которые бьют мужчину палками, как в рассказе Толстого "После бала".

Самое ужасное впечатление производит эпизод с "табличкой позора", которые любили вешать на пленных фашисты. Бойца, якобы предателя, обвиняют в том, что он воевал в составе финансируемого из-за рубежа "карательного батальона". Его - с табличкой "Доброволец карательного батальона", закрепленной скотчем на груди - привязали к фонарному столбу, где прохожие могут над ним покуражиться. В него можно плевать, бросать, делать селфи, а в конце - забить до смерти. Это - череда бессмысленных трагикомических эпизодов, которые практически невозможно смотреть. Вся эта фантасмагория повторяется в одной из следующих гротескных сцен, когда женится солдат, и на торжество заявляется компания его разнузданных дружков, которые показывают ему в смартфоне видео, снятое тогда, когда этого человека мучили.

В одном эпизоде истеричная дочь, нашедшая работу при новом правительстве, пытается уговорить мать переехать из Донецка в нормальное место, где не стреляют, но та ни в какую, поэтому живёт вместе со всеми в сыром подвале, куда водят экскурсии. "Вот это наша кухня, – говорит мальчик, показывающий убежище журналистам. – А вот это наша спальня. А вот это люди… Вот это стол, вот это свечка. А вот это люди", – подчёркивает ещё раз он. А вот другое: к новым хозяевам пришли христианские активисты. Они привезли мощи какого-то святого, но только для того, чтобы организовать церемонию передачи их местным властям "от христиан всего мира" – им нужны три "Мерседеса" для транспортировки костей.
Самый потрясающий эпизод связан с бизнесменом Семеном. Он находит свой угнанный джип возле штаба сепаратистов и уже было хочет забрать машину, как его вызывает командир Батяня, предлагающий подписать доверенность об управлении автомобилем. «На чем мы, по-твоему, фашистов бить будем? На велосипедах? Это не грабеж, а экспроприация!» Батяня выставляет несчастному бизнесмену условия, а вскоре Семен узнает, что совсем не одинок в своей беде.
Очень страшно смотрится сцена с мужчиной, которого завернули в рваный украинский флаг и вывели на улицу. На груди у него лист с надписью «Добровольный карательный батальон». Сначала все довольно невинно: к нему обращается женщина с вопросом, давно ли был автобус. Но вскоре начинается жуткое действо, чем-то напоминающее перформанс Марины Абрамович, в котором она рискнула предложить участникам делать с ней все что угодно.

Все происходящее снимают на телефоны, а запись всплывет через несколько минут в эпизоде с женитьбой уже следующего героя, Ивана Яичницы, на дородной хихикающей блондинке.
Одна из самых ярких (в плане гротеска и буффонады) сцен фильма, «Свадьба», слово в слово, кадр в кадр воспроизводит гуляющее по сети видео «Ополченка Кукла выходит замуж за ополченца БМВ». Только прозвища у Лозницы заменены на имена персонажей «Женитьбы» Гоголя, это Агафья Тихоновна Купердягина (у Лозницы — Анжела) и Иван Павлович Яичница.
Военные действия в кадре не обязательны: бытовые сцены зачастую убедительнее говорят о том, что происходит. Разыгранные профессиональными и непрофессиональными артистами, они производят жуткое впечатление, но достигают совсем иного эффекта, на который режиссер, скорее всего, не рассчитывал. Картина словно бы отбрасывает нас в кино 90-х с его полубандитской эстетикой и лексикой.

Как и в «Кроткой», в «Донбассе» снимались актеры из Екатеринбурга, работающие в «Коляда-театре». Двое из них — Сергей и Светлана Колесовы — приехали в Канны, как и московский актер Борис Каморзин, которому предложенная режиссером балаганная стилистика дается труднее.

Брехтовскую «Карьеру Артуро Уи» не каждый может освоить, виртуозно выдержать этот вселенский маскарад и не впасть в излишнюю театрализацию. Да и события настолько болезненные, что требуют предельной точности. Максимально чувствуя правду в документальном кино, в своих игровых работах Лозница к ней не стремится, ведет актеров в сторону клоунады. На экране — не люди, а тролли. Их в современной жизни хватает.

Есть в «Донбассе» сцена, где некий батяня только и успевает отключать разрывающиеся от звонков телефоны, кучей сваленные на столе. Аналогичная сцена есть и в 8-минутной короткометражке «Дежурство» живущего в Москве выпускника Лондонского университета Ленара Камалова с участием Захара Прилепина в роли ополченца ДНР. Она вызвала возмущение у части публики после того, как ее отметили наградой фестиваля Трайбека в Нью-Йорке. Там тоже показан конфликт на востоке Украины, но глазами пророссийского ополченца, и речь идет о том, как война влияет на тех, кто в нее вовлечен.

Немецкий журналист пытается поговорить с группой «вежливых людей» в камуфляже и натыкается на хамство со стороны казака. К живущим в ужасном бомбоубежище людям приходит эффектная блондинка с продуктами для матери. Девушка работает у кого-то из чиновников Новороссии, к которому прибывает делегация с предложением передать икону и мощи Чурилы Пленковича (эта сцена — чистый «Монти Пайтон»).

Героев в "Донбассе" как таковых нет, только персонажи. Главное действующее лицо – это война, и она безобразна. Шаг за шагом Лозница демонстрирует, как опасно, когда война добирается до человеческой души, и как страшно, когда вчера ещё нормальный человек на твоих глазах превращается в монстра. Удивительно, как режиссёру удалось собрать из трагикомедийных фронтовых заметок по мотивам встреч с "жителями" спорных территорий такое важное кино и настоящий "шедевр эпохи фейковых новостей", как его уже успели прозвать западные журналисты.

Иностранная пресса приняла фильм хорошо — аплодисменты в зале, ни одного возгласа возмущения. Вот некоторые отклики из Twitter на фильм.

I’ve rarely seen a film fuelled by such rage & revulsion as Sergei Loznitsa’s Donbass. Nightmarish vignettes from the «Peoples’ Republic of Ukraine», complete with lynch mobs & soldiers & stage-managed fake news. Yep, loved it #Cannes2018

— Xan Brooks (@XanBrooks) May 9, 2018

«Редко вижу фильм, настолько наполненный яростью и отвращением, как „Донбасс“ Сергея Лозницы. Кошмарные сцены из Народной Республики Украины дополняют суд Линча, солдаты и фейковые постановочные новости. Да, мне очень понравилось».

Woah. Loznitsas #Donbass is one of his strongest works yet. Hits you in the face like a bazooka with its explicitness. Best thing though: his meta-storytelling about manufactured images, fake news, propaganda. This film is right on time. #cannes #Cannes2018

— Beatrice Behn (@DansLeCinema) May 9, 2018

«Вау. „Донбасс“ — одна из сильнейших работ Лозницы. Шарашит тебе в лицо, как базука своей эксплицитностью. Самое лучшее — его метасторителлинг о сфабрикованных кадрах, фейковых новостях и пропаганде. Фильм появился в правильное время».

It is an uncanny savage heartrending synthesis of Brecht and Bunuel and the first masterpiece of the Age of Fake News. https://t.co/106XLXN6ow

— larryagross (@larryagross) May 9, 2018

«Страшная и душераздирающая смесь Брехта и Бунюэля, первый шедевр эпохи фейковых новостей».

Sergei Loznitsa changes tone every other scene in his sarcastic / touching / grotesque / cynical Donbass (B-, #Cannes2018). But because his visual style is just as fickle and inconsistent, this critique of propaganda shoots itself in the foot and undercuts its own credibility.

— Filmscalpel (@filmscalpel) May 9, 2018

«Сергей Лозница меняет тональность в каждой сцене в своем саркастичном / проникновенном / гротескном / циничном „Донбассе“. Но, поскольку его визуальный стиль так же переменчив и бессвязен, c критикой пропаганды он сам рубит под собой сук, подрывая к себе доверие».

F for Fake. Tutto è finzione e tutti ne facciamo parte. Donbass è una riflessione metalinguistica potente e grottesca sulla manipolazione dell’informazione, la propaganda, la post-verità. Sergei Loznitsa inaugura Un certain regard #Cannes71 pic.twitter.com/kalMLtl3AF

— Beatrice Fiorentino (@beafiorentino) May 9, 2018

«„Ф“ значит фейк. Все вокруг выдумка, и мы ее часть. „Донбасс“ — сильное и гротескное металингвистическое размышление о манипулировании информацией, пропаганде и постправде. Сергей Лозница открыл „Особый взгляд“».
КОМПИЛЯЦИЯ МОЯ:
http://ru.rfi.fr/kultura/20180512-donbass-sergeya-loznitsy-mezhdu-karnavalom-i-tragediei
http://www.mk.ru/culture/2018/05/11/donbass-loznicy-na-kannskom-festivale-proizvel-strannyy-effekt.html
https://informburo.kz/stati/shedevr-epohi-feyknyus-v-kannah-pokazali-film-loznicy-donbass-o-zhitelyah-dnr-i-lnr.html
https://men-ru.ru/otdyx/%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B-2018-%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D1%81%D1%81-%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9-%D0%BB%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0-%D1%81%D0%BD%D1%8F%D0%BB.html
https://www.depo.ua/rus/life/the-guardian-donbas-loznici-v-kannah-socrealistichne-peklo-novorosiyi-20180513772941

Latest Month

Август 2022
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Комментарии

Разработано LiveJournal.com