hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote,
hullam_del_ray
hullam_del_ray

Category:

Почему детям нужно читать о грустном и страшном?



В одном из эпизодов футуристического сериала "Черное зеркало" героиня – мама маленькой девочки – из соображений безопасности соглашается имплантировать в мозг дочери систему, которая не только позволяет отслеживать местонахождение и все происходящее с ребенком, но и "фильтровать входящий контент".
То есть попросту блокировать пугающие изображения, кровь, насилие, случайно услышанную нецензурную брань и прочее "детям до 16".

Надеюсь, это не будет спойлером, если я скажу, что ничем хорошим дело не кончилось. В общем-то, технология эта, предсказанная сценаристами-визионерами, из не столь далекого будущего. Из благих намерений оградить, обезопасить ребенка от негатива, невротичные родители уже сегодня помещают детей в стерильный мир розовых пони, в котором все испытывают сплошь позитивные эмоции, и каждая история заканчивается хеппи-эндом.

Уже не первый год в интернете циркулируют разнообразные списки детских книг и фильмов, созданные инициативными группами "ответственных родителей", которые предлагается запретить.

Здесь и "Сказка о Золотом петушке", и "Том Сойер", и даже "Карлсон, который живет на крыше". Другие родительские комитеты и отдельные деятели предлагают не запрещать, а всего лишь отредактировать финал известных историй: например, в популярном приложении для планшетов Колобок вовсе не съеден лисой, а счастливо возвращается жить-поживать к деду с бабой.
Подъем движения за "стерилизацию" детской литературы начался после принятия в конце 2010 года Федерального закона "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", который поначалу вызвал немало шуток.

Только вот очень скоро всем стало не до смеха. Особенно досталось книгоиздателям: теперь при переиздании даже классических произведений издателям приходится вымарывать упоминания алкоголя, табака, брань, существенно цензурировать жестокие сцены и вообще все, что "может причинить вред здоровью и развитию" детей, какой бы размытой эта формулировка ни была.

А теперь представьте, что ребенок растет в этом уютном коконе, в искусственно созданной идеальной действительности, где никто не болеет, не умирает, добро всегда побеждает зло (и без того беззубое и не очень-то страшное), солнце светит не переставая, никто не совершает дурных поступков.

Что ж, рано или поздно это спродюсированное заботливыми родителями шоу Трумана закончится, и юный человек столкнется с реальностью, которая с описанной картиной не имеет ничего общего.

Другой негативный эффект такой стратегии воспитания: дети вырастают эмоционально ограниченными, в чем-то даже ущербными. Они не умеют сопереживать, имеют очень слабое представление о страдании, проявляют низкий уровень эмпатии. Они не плохие, нет. Просто эта часть личности у них совсем не тренирована.

Мнение психолога
Анна Щербакова, кандидат педагогических наук, дефектолог высшей квалификационной категории, клинический психолог, профессор МГППУ считает, что уберегать детей нужно не от содержания, а от преждевременности, неверной формы подачи материала:

"Есть традиционная культура, которая в древних, отобранных буквально столетиями выкристаллизованных формах – в колыбельных, сказках и потешках – подает детям различные сложные темы. Старость, болезнь, смерть, конечность существования – все это в традиционных сказках дается в максимально щадящем и адаптированном для детской психики виде.
На мой взгляд, "стерилизация" детской литературы совершенно недопустима. Это попросту невротическое желание родителей оградить ребенка от переживаний.

Другое дело, что ребенок имеет разные образные системы в зависимости от своего возраста. Важно не опережать уровень развития ребенка, не погружать его в переживания, которые он не сможет осмыслить. Простые кумулятивные бытовые сказки подойдут для детей 3-4 лет, в 5-6 лет приходит время более сложных сюжетных сказок.

Авторские сказки – Гофман, Андерсен – это уже ближе к 7 годам, когда у детей появляется способность к рефлексии. Младшие подростки уже имеют определенный жизненный опыт и могут осмысливать довольно трагичные произведения – как та же "Поллианна".
Важно не оставлять ребенка с негативным переживанием один на один. Необходимо все проговаривать.

Именно поэтому так ценны традиции совместного семейного чтения – это очень защищающая форма знакомства со сложной литературой, потому что каждое переживание можно разделить и обсудить.

Принимая за данность, что мы не в раю живем, выпускать "стерильного" ребенка в эти "джунгли" просто страшно. Если мы хотим, чтобы наши дети адаптировались к реальности, нужно постепенно знакомить их в том числе с тяжелой частью жизни, уравновешивая это собственным позитивным взглядом на вещи".

Вместе с другими мамами мы сделали подборку литературы, которая не только знакомит детей с печальными аспектами жизни, но и учит состраданию, заставляя задуматься о непростых вещах:

"Без семьи" – Гектор Мало

"Девочка из города" – Любовь Воронкова

"Король Матиуш Первый" – Януш Корчак

"Путешествие "Голубой стрелы" – Джанни Родари

"Белый пудель" – Александр Куприн

"Динка" – Валентина Осеева

"Девочка со спичками" – Ганс-Христиан Андерсен

"Гадкий утенок" – Ганс-Христиан Андерсен

"Дюймовочка" – Ганс-Христиан Андерсен

"Карлик-нос" – Вильгельм Гауф

"Принц и нищий" – Марк Твен

"Гарри Поттер", все книги серии – Джоан Роулинг

"Золушка" – Шарль Перро

"Дорога уходит вдаль…" – Александра Бруштейн

"Чучело" – Владимир Железников

"Отверженные" – Виктор Гюго

"Поллианна" – Элинор Портер

"Приключения Тома Сойера" – Марк Твен

"Удивительное путешествие кролика Эдварда" – Кейт ДиКамилло

"Приключения мышонка Десперо" – Кейт ДиКамилло

"Дети подземелья" – Владимир Короленко

"Гуттаперчевый мальчик" – Дмитрий Григорович

"Мальчик у Христа на елке" – Федор Достоевский

"Ванька" – Антон Чехов

"Лев и собачка" – Лев Толстой

"Маленькая принцесса" – Фрэнсис Бернетт

"Книжный вор" – Маркус Зусак

"Белый Бим Черное Ухо" – Гавриил Троепольский

"Братья Львиное Сердце" – Астрид Линдгрен

"Двойная Лоттхен" – Эрих Кестнер

"Хижина дяди Тома" – Гарриет Бичер-Стоу

"Оливер Твист" – Чарльз Диккенс

"Рождественская история" – Чарльз Диккенс

"Черная курица, или Подземные жители" – Антоний Погорельский

"Лоскутик и облако" – Софья Прокофьева

"Ночевала тучка золотая" – Анатолий Приставкин

"Пакс" – Сара Пеннипакер

"Томасина" – Пол Гэлликер

"Великолепная Гилли Хопкинс" – Кэтрин Патерсон
Вопрос, который беспокоит многих родителей: не травмирует ли такая литература ребенка? Есть ли рекомендуемые "дозировки", чтобы ребенок не начал воспринимать мир в слишком мрачном свете?

Комментирует кандидат психологических наук, преподаватель Университета Флориды Алена Прихидько:

"По моему мнению, представления российских родителей о том, что может нанести ребенку психологическую травму, не совсем адекватны. Что мы, психологи, считаем психологической травмой? Это ситуация, которая превышает по интенсивности получаемого шока способность человека с ней справиться. То есть человек оказывает оглушен, ошеломлен, он замирает, стекленеет и замораживается.

Типичные травмирующие ситуации – это насилие: сексуальное, физическое или наблюдение за насилием. Травмой может стать утрата близкого, развод родителей, несчастный случай, серьезное медицинское вмешательство, стихийное бедствие.

То есть всякий раз это ситуации, которые сопряжены с действиями, сильно нарушающими благополучие человека. В случае с книгами общее мнение таково, что по-настоящему сюжеты книг редко кого могут травмировать. Это все-таки воображаемое нечто, которое происходит где-то с кем-то.
Героев может быть жаль, очень, до слез – но это не травма.

Интересно, что в Америке очень распространено использование библиотерапии как раз для уже травмированных детей. Например, ребенку читают историю, в которой с кем-то приключилось несчастье. Например, с котиком: он жил прекрасно и счастливо, а потом случилась у него страшная беда (при этом не говорится, что это была за беда). Он перестал есть, спать, ему снились кошмары, у него болел животик.

Потом рассказывается о том, как ему кто-то помог: например, другой добрый котик в школе (имеется в виду психолог), и он стал снова жить хорошо. Такие книжки дают возможность детям себя соотнести с героем, они начинают говорить, идут на контакт, обсуждая те травмирующие ситуации, которые были в их жизни. Ведь очень часто дети, также как и взрослые, пережившие какое-то горе, об этом молчат. А травмы так и вовсе вытесняют.
Поэтому для детей, которые сами в жизни переживали тяжелые события, грустные книги могут стать ключом, открывающим ворота для того, чтоб ребенок эту боль из себя вынул.

Еще один важный момент: одна и та же ситуация может для одного ребенка стать травмой, а для другого пройти совершенно незаметно. Дети отличаются по темпераменту, по природному уровню способности справляться со стрессом.

Та самая "антихрупкость", жизнестойкость – разная у всех детей, это зависит от массы факторов. Для одного ребенка развод родителей станет настолько травматичным, что он до старости будет держать на стенке фотографию счастливо улыбающихся мамы и папы, потому что он застрял в той ситуации, он ее не пережил. А кто-то, пережив это горе, будет радостно ездить домой к папе и к маме, понимать, что у каждого из них есть новые муж и жена, прекрасно себя чувствовать и даже получать удовольствие.

Я думаю, что родителям, когда они выбирают ребенку книги и тревожатся, важно мысленным взором окинуть реакции своего ребенка на разные новости. Как ваш ребенок реагирует, когда ему сообщают печальные новости? Начинает ли он избегать общения? Замирает ли в шоке обездвиженный? Или, напротив, становится гиперактивным?
Страшные сны, невеселые игры – все это сигналы эмоционального неблагополучия, и хорошо бы с этим разобраться, прежде чем добавлять новые переживания.

В остальных случаях стоит просто помнить о том, что родитель – это главный источник поддержки для ребенка. Если ребенок читает сложную книгу вместе с родителем или самостоятельно, но может сразу к родителю прийти, если при этом у взрослого будет спокойное лицо, и он заверит ребенка, что все будет хорошо, что он рядом – это моментально снижает вероятность любых негативных последствий.

Книгой нельзя вогнать в депрессию – можно погрузить в задумчивое состояние, когда ребенок размышляет, анализирует, сочувствует героям. Тогда цель родителя – эмоционально расшевелить ребенка и научить его сопереживать – достигнута. Главное, не торопиться, следить за реакциями ребенка.

И конечно, ребенок не будет думать, что мир это мрачное место только оттого, что он прочитал грустную книгу. Такое восприятие реальности возможно только в том случае, если он сам находится в темной и мрачной среде, где его бьют, над ним издеваются, а его родители являют собой худшую модель деструктивной привязанности. Если вы читаете эту заметку – скорее всего, это не ваш случай".
http://mamsila.ru/feed/2005
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments