February 16th, 2013

Сбросим обноски старых идеологий

Сам я как огня боюсь терминов "правый" и "левый", стараюсь применительно к современной политике их не употреблять. Эти термины в их прямом понимании целиком принадлежат истории. Но поскольку в партии завязалось что-то вроде дискуссии - "левеет" или "правеет" национал-большевизм, очень коротко выскажусь на эту тему.
Мы "правые", потому что мы националисты. Национал-большевизм - это современный, даже наисовременнейший русский национализм. Это национализм будущего. Жаль, что к слову "национализм" так плотно присосалась туча всяких клинических и просто устаревших интерпретаций, но что поделаешь - мы же не можем контролировать язык и сознание всего населения России. В Латвии, между прочим, сочувствующая пресса называет нас исключительно "левыми" - поскольку "правыми" называют латышских националистов.

Но мы и есть "левые", только не в смысле беспонтового ковыряния в материалистической проблематике: экономике мы всегда отводили подчинённое место. Мы - "левые", потому что мы выступаем за социальную мобильность (именно так мы понимаем справедливость), за радикальное обновление правящего класса, а значит - за революцию. Не угнетение промышленного пролетариата или, допустим, мелкой буржуазии нас прежде всего волнует, но угнетение молодости, пассионарности, движения, радости. Мы на стороне Нового, мы авангардисты, и в этом смысле "левые". Потому что опять же, хотим мы того или нет, но в массовом сознании за словом "левые" закрепился вот этот смысл - движение вперёд, тогда как "правых" связывают со "стабильностью" или движением вспять.

Я не думаю, что национал-большевизм "левеет" или "правеет". Он, скорее, сбрасывает с себя обноски старых идеологий, которые присутствовали при его рождении и первых шагах, были его няньками, и разумеется влияли на НБП, не могли не влиять. "Другая Россия" Вождя - это самая смелая на сегодня попытка освободиться от идеологического старья.

Россия без советизма, без православия, без вонючих металлургических заводов, без уроков геометрии в школе, без бюрократии и без семьи в привычном смысле слова многим не понравилась, даже напугала. Да, в этой Другой России много от личного опыта самого Эдуарда Вениаминовича, а как же иначе? В эту Другую Россию каждый из нас в меру своего таланта и воли внесёт что-то своё - партия будет коллективным творцом Другой России. Пётр I прорубил окно в Европу, а Лимонов находясь в тюрьме, прорубил для России окно в Свободу.

Не надо засматриваться ни вправо, ни влево. Ориентироваться в реальном политическом мире по этим полюсам - всё равно что путешествовать в 21-м веке по средневековым картам (они, конечно, очень сакральные, как учил Александр Гельевич, но практического толку для моряка или лётчика от этих карт никакого). Две великих идеи для нас одинаково дороги: идея Нации и идея Свободы. В сочетании этих идей ничего противоестественного. Вспомним хотя бы декабристов, замышлявших не только отмену крепостного права, но и мечтавших о военных победах во славу России.

В ельцинский период проблема нации стояла сверх остро, а свобода какая-то вроде бы была. Сегодня дело идёт к тому, что скоро не будет ни нации, ни свободы. Может быть, вот этот крен, это повышенное внимание НБП к проблеме свободы и породило тревогу у тех, кто пришёл в Партию, так сказать, "справа" (всё время приходиться ставить кавычки - до того условна эта право-левая система координат). Тревога напрасна - НБП была и остаётся партией самого передового, самого свободного русского национализма.http://nbzagorsk.ucoz.ru/publ/9-1-0-49

Цитата дня.

"Историю делают победители. Но кто сказал, что тот опыт и те книги, на которые все еще опираются в правом движении, помогают сориентироваться сейчас? Раньше сама человеческая природа была другой. Я убежден, что человеческая природа не развивается, а деградирует. И те идеи, которые можно было воплотить в прошлом, сейчас не работают. Человечество сейчас проглатывает такие действия власти, которые в былые времена вызывали бунты, погромы, восстания. Люди стали покорней, трусливей. Большинство народа превратилось в детей, сознание, как у ребенка: куда его ведут, туда он и идет.

Уже никогда не будет восстания масс. Массовое сознание можно завоевать и удерживать, а историю делает меньшинство. Это меньшинство должно быть организованным, сильным, сплоченным. Меньшинство, которое сейчас у власти, таким и является. И если мы не станем таким же меньшинством, то вся борьба – иллюзия. Все куплю, сказало злато, все возьму, сказал булат. У власти есть финансы, а у нас для того, чтобы просто взять, должна быть воля."

Роман Зенцов

День в истории.


16 февраля 1969 в Стамбуле 30 тысяч человек вышли на антиимпериалистическую демонстрацию протеста против прибытия в Турцию Шестого флота ВМС США. Полиция пыталась блокировать шествие, однако несколько тысяч демонстрантов все же прорвались сквозь кордоны на площадь Таксим - и были атакованы науськанной правительством фашистской бандой, вооруженной ножами. 2 активистов Рабочей партии, Али Тургут Айтач и Дуран Эрдоган, убиты, еще свыше 100 получили ранения. События вошли в историю Турции как "Кровавое воскресенье". Несколько арестованных убийц вскоре были оправданы властями и отпущены на свободу.