hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote,
hullam_del_ray
hullam_del_ray

Categories:

Алексей Лапшин.Метаморфозы национализма.

Национализм в России после развала СССР не был однородным явлением. В «лихие девяностые» в национализме четко выделялось как минимум четыре основных направления с различным политическим и культурным мировоззрением.
Первое направление можно назвать православно-монархическим. Наиболее ярко его представляло широко известное в прошлом общество «Память». Для православных монархистов характерны идеализация царской России и полное отрицание коммунистической идеологии, в которой они не видят ничего, кроме провокации еврейских банкиров. Не менее враждебно, чем к советскому коммунизму православные монархисты относятся к современному Западу и к демократии в любой ее форме. Их идеал – абсолютистская клерикальная монархия и цивилизационная автаркия России. Ясно, что мировоззрение не способное вместить в себя ничего, кроме идеализированного дореволюционного прошлого и ксенофобии, не могло позволить православным монархистам выйти за пределы политического гетто. Уделом этой группы националистов остались фольклорные наряды и шествия.
Второе направление русского национализма следует отнести к лагерю традиционных «крайне правых». Самым известным представителем данного направления до сих пор является РНЕ (Русское Национальное Единство), хотя эта организация уже давно разделилась на конкурирующие между собой мелкие группировки. С православными монархистами «крайне правых» сближает негативное отношение к коммунизму и западной демократии. Однако в отличие от монархического направления РНЕ и подобные организации в идеологии и стиле ориентировались не царскую Россию, а на европейские националистические движения 20-40-х годов ХХ века. В этом смысле РНЕ было, пожалуй, единственной в России крупной партией фашистского типа. После распада этой организации никаких хоть сколько-нибудь мощных структур, которых можно было бы назвать фашистскими в строго идеологическом смысле этого слова, не осталось. Раскрученные СМИ скинхеды, в действительности являются карликовыми, стихийно возникающими и распадающимися группировками, не имеющими ни определенной идеологии, ни тем более серьезных политических амбиций. Скинхедовская же субкультура находится намного ближе к англо-саксонскому расизму куклуксклановского толка, чем к германскому национал-социализму или итальянскому фашизму. Если не считать уличных драк, самая большая опасность скинхедов в том, что их всегда легко могут «в тёмную» использовать спецслужбы, стремящиеся запугать население фашистской угрозой. Именно в роли общественного пугала долгое время использовалось РНЕ – организация более крупная, чем все скинхедовские группировки вместе взятые, но никакой реальной угрозы для существующего режима не представлявшая.
В целом крайне правый национализм, ориентированный на европейские образцы семидесятилетней давности, оказался так же бесперспективен в России, как и национализм православных монархистов. И в первом, и во втором случае причины неудач – общие: ментальная привязанность к прошлому и неспособность к мобильным политическим действиям в современном мире.
Третье направление русского национализма по-своему уникально, поскольку возникло как заменитель интернациональной коммунистической идеологии. Речь идет о левом национал-патриотизме, получившем распространение после развала Советского Союза. Основным рупором этого направления с начала 90-х годов была газета «День» («Завтра»). Левый национал-патриотизм оказал значительное влияние на идеологию КПРФ, фактически отошедшую от многих постулатов марксизма. Суть левого национал-патриотизма - примирение «красных» и «белых». Идея социальной справедливости в рамках этой идеологии понималась как смыслообразующая идея Российской империи. Таким образом, коммунистический интернационализм подменялся теорией о «справедливом государстве», в котором каждая нация найдет достойное место, если ее представители будут лояльны к политике Москвы. Идеи левого национал-патриотизма получили поддержку многих патриотически настроенных интеллектуалов, увидевших в таком синтезе решение «проклятых русских вопросов». Однако с течением времени выяснилось, что политическое единство и идеология левого патриотического лагеря непрочны. Оказалось, что для одних представителей этого направления важнее идея государства, а для других – социальная справедливость. В результате бывшие соратники стали обнаруживать друг друга по разные стороны баррикад. Значительная часть государственников, обманувшаяся или не бескорыстно пожелавшая обмануться национал-патриотической демагогией власти, перешла на сторону режима. «Левые» сторонники социальной справедливости остались в оппозиции.
Четвертое направление – это национал-большевизм образца 90-х годов. Представляло его, естественно, НБП. В подходах к ряду проблем ранний национал-большевизм имел много общего с лево-патриотическим лагерем. В условиях тяжелейшего кризиса российской государственности НБП ставила вопрос о национальной и исторической справедливости в отношении русского народа не менее остро, чем вопрос о справедливости социальной. Тем не менее, национал-большевики никогда не были этатистами. Это значит, что для НБП не существовало культа самоценного государства и его интересов. Напротив, антагонизм между государством и обществом, системой и личностью всегда рассматривался национал-большевиками как основная причина этнических и социальных конфликтов. Данное обстоятельство помогло НБП избежать идейного кризиса после прихода к власти Путина. Национал-патриотические лозунги, частично взятые на вооружение бюрократией, не поколебали уверенности партии в том, что источником зла в России является именно власть. В период, когда националисты-государственники сначала робко, а затем все громче и громче начинают выражать одобрение действиям Кремля, НБП резко смещается влево вплоть до союза с либералами и становится одной из главных политических сил, противостоящих путинскому режиму. После запрета партии, её основные идеи, с учётом изменения исторических обстоятельств, наследует организация «Другая Россия».
Несмотря на принципиальные идеологические различия этих направлений русского национализма, все они выступали за воссоздание в той или иной форме большого пространства, утраченного после гибели СССР. Крайние националисты призывали ограничить государство союзом трёх славянских народов, но сохранить геополитический контроль над Закавказьем и Средней Азией. Однако в начале нового века ситуация серьёзно изменилась. В национализме появилось совершенно новое направление, именующее себя национал-демократическим. Его отличительная черта – антиимперская направленность мировоззрения. Примерно с середины нулевых годов национал-демократы начинают набирать популярность и в настоящее время серьёзно потеснили традиционных правых патриотов. Вот в самых общих чертах отличительные особенности национализмов образца 90-х и нулевых годов.
Национализм 90-х: 1 имперское евразийство, 2 концепция русского универсализма и мессианства, 3 лояльность к исламу и другим традиционным конфессиям, 4 социалистическая ориентация, хотя и в ряде случаев совпадающая с антисоветизмом 5 антиамериканизм, 6 романтическая германофилия (идеализация воинских традиций).
Национализм нулевых: 1 национальное государство, 2 презрение к идеям универсализма и мессианства, 3 исламофобия, озабоченность темой мигрантов, 4 антикоммунизм 5 западничество (идеализация либеральных свобод), социал-расистское отношение к Востоку 6 увлечение англосаксонской моделью.
Разумеется, национализм появившейся в 90-е годы продолжает существовать и сейчас, но в информационном пространстве на сегодняшний день доминируют национал-демократы. По сути это означает, что национализм постепенно отходит от идеи особого пути России. Национал-демократы фактически призывают нашу страну к отказу от собственной исторической миссии и интеграции в «более развитую» западную цивилизацию. Самые радикальные нацдемы называют империю тюрьмой для русских, из-за которой мы погрязли в «азиатчине» и не смогли вовремя войти в семью цивилизованных белых народов. В конечном счёте, тупиковой объявляется вся русская история последних пяти веков. В этом смысле, нацдемы чрезвычайно схожи с крайними либералами - западниками.
Появление и популяризация антиимперского национализма свидетельствует об очень глубоких изменениях в сознании достаточно большой части народа. (Дело не во влиянии самих нацдемов, которое очень локально, а в распространении подобных настроений вне зависимости от конкретных политических сил) Разумеется, эти изменения связаны с тяжелой болезнью нашей страны. Суть этой болезни высвечивается уже самим фактом того, что антиимперские лозунги (или призывы к отделению территорий) сегодня берутся на вооружение людьми, называющими себя русскими националистами. Это может означать лишь одно: государство РФ сегодня не в состоянии придать исторический смысл существованию российской цивилизации. Государство не может объяснить ни сакрального значения своей территории, ни внутренней логики сосуществования различных народов и традиций, ни своей миссии в мире. Для квазипатриотического путинского агитпропа такая задача не по силам. Утрата фундаментальных исторических смыслов – подлинная глубинная причина появления в евразийской России межнациональной розни. Этой же причиной объясняется и возникновение такого феномена как антиимперский национализм. Здесь нужно оговориться, что антиимперскость заключается не только в неприятии определённой государственной конструкции, которая, естественно, нуждается в самых радикальных изменениях, но и в отрицании самой идеи большого пространства, большой России и смысла её истории.
Политической силой стоящей особняком и от традиционных патриотов и от национал-демократов является партия Другая Россия. ДР однозначно выступает за сохранение большого пространства, но свободна от преклонения перед государством, столь характерного для патриотической публики. На сегодняшний день Другую Россию нельзя причислить к националистическому лагерю, как, впрочем, нельзя назвать её и чисто «левой» партией. Такая идеологическая открытость позволяет заняться формулированием идей, которые должны лечь в основу глобального социального проекта, способного придать новый смысл существованию большого пространства.
Алексей Лапшин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments