hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote,
hullam_del_ray
hullam_del_ray

Categories:

Рабы шахты

Уже шесть месяцев сотрудникам шахты Антрацит (город Шахты, Ростовская область) не платят зарплату «Нас за людей не считают. Мы – пыль, рабы!» – кричит в кабинете директора шахты бывший работник предприятия, ныне состоящий на учете в Центре занятости. «Рабы за тарелку супа работают, а нам и того не дают», – вторит ему женщина-машинист, не получавшая зарплату уже шесть месяцев. На обанкротившемся «Антраците» снова собрались люди, чтобы спросить у руководства, стоит ли надеяться на получение честно заработанных за полгода денег. Но обо всем по порядку…

Конец мая 2012 г. – сотрудникам шахты сообщают о введении процедуры банкротства и грядущих увольнениях.

Август 2012 г. – проходит массовое увольнение персонала; предприятие покидают 169 человек.

Декабрь 2012 г. – сотрудники в ультимативной форме требуют выплатить долги по зарплате. Высшие чины обещают до конца года найти решение.

Январь 2013 г. – обещание не выполнено.

Об автобусе и сборах

В половине девятого утра переполненный «пазик» останавливается перед зданием с горделивой надписью на фасаде: «Шахта«Антрацит». Народ с облегчением вываливается из автобуса и входит в холодное неосвещенное фойе. Нас встречает Марина Землякова, машинист подъемных машин поверхности, которая и пригласила на собрание. Обменявшись с ней парой фраз, группой, состоящей из двух десятков человек, направляемся к и. о. директора. Оказывается, что руководство и представители областного правительства прибудут на собрание только к 10 часам.– Мы готовы ждать хоть до вечера, – говорят начальнику сотрудники, – даже те, кто сутки дежурил, останутся!– Какие работы сейчас идут на шахте? –спрашиваю я.– Только жизнеобеспечение, – уныло отвечает мне женщина средних лет. – Воду откачиваем, чтобы не затопило шахту.

О котятах и фильмах ужасов

– Заходите, посмотрите, какая у нас тут разруха, – говорит машинист котла из Шахт Анна Паршина. – Нам терять нечего, все вам покажем! В котельную, что в нескольких сотнях метров от административного корпуса, нас зовут попить чаю в ожидании собрания. Анна Ивановна работает здесь уже больше 10 лет, сейчас на ее глаза наворачиваются слезы:– Все разворовали, все вывезли! А людям как не платили, так и не платят! Условия просто нечеловеческие! Что говорить, даже питьевую воду из дома возим.
В былые времена в котельной работало человек по семнадцать в смену, до сокращения по пятеро. Теперь и вовсе по одному. Спускаясь со второго этажа на первый и немного оступившись, можно провалиться сквозь прогнившие металлические плиты вниз. В дальней стене сорвало часть двери (показывает на большую дыру на улицу размером примерно два на три метра). Что, вы думаете, нам сказали? Чтобы потерпели! В плюс два можно и потерпеть, а если на улице минус четырнадцать? В таких условиях техника еле работает, не то что люди. В наших декорациях можно фильмы ужасов снимать.

Мы проходим по руинам былого величия, прихватив фонарик. Ржавые металлические плиты второго этажа под ногами ходят ходуном. Из трех котлов работает только один, еще одного просто нет: его разобрали и увезли совсем недавно.– КамАЗ, груженный металлом, едва выехал с территории, – говорит Анна Ивановна. В огромном помещении котельной стоит гул работающих механизмов. Холодно. Темно. Сыро. От мысли, что всю ночь здесь дежурит одна женщина, становится не по себе. А остановить котел нельзя. Он отапливает ствол шахты, по которому вниз спускаются горняки, обеспечивающие откачку воды. Заходим в каморку машинистов котла. Здесь тепло и уютно, убранство комнатушки осталось еще с советских времен. На тахте спят двое славных котят.– Только морозы ударили, как вся живность к нам стянулась. Вот и приютили, а что делать? В жизни обидеть все могут, а пожалеть некому… – рассказывает Анна Ивановна, пока наливает в кошачьи миски кефир.

Об отчаянии и провокации

В 10 часов в каморке раздается телефонный звонок: начальство сообщает, что автобус, который доставляет сменившихся в город, отправляется сейчас. Собрания не будет, никто не приедет.– Что творится! Это же самая настоящая провокация! – восклицает сменщица Анны Ивановны. – Хотят народ домой отправить на единственном автобусе, чтобы собрание сорвать! Пойдемте быстрей! В административном корпусе царит шум и гам. Фойе наполнено искренне возмущающимися работниками предприятия. Еще пара минут – и мы снова идем в кабинет начальника, но уже большой толпой. Распаленные люди врываются в небольшое, но светлое помещение с жалюзи, сплит-системой и хорошей мебелью. За столом двое. Один из них напряжен, на лице тревога. Это исполняющий обязанности директора ООО «Антрацит» Георгий Кузнецов. Второй мужчина ведет себя спокойно и даже вальяжно. Позже узнаем, что сейчас он находится в статусе помощника конкурсного управляющего, зовут его Сергей Суслов. До банкротства занимал ряд ключевых должностей в руководстве шахты.

Именно Сергей Суслов первым произносит фразу, которая становится предметом обсуждения на ближайшие четыре часа:– Сейчас шахта находится в ведении конкурсного управляющего, проходит инвентаризация собственности, чтобы предприятие можно было продать новому владельцу. Если это удастся сделать, долги по зарплате будут полностью ликвидированы до мая месяца. Реакция на заявление не заставляет себя ждать. Несколько минут в общем гомоне не слышно ничего, кроме отдельных вы криков. Один из молодых горняков предлагает «заснять беспредел на видео и выложить все в Интернет», чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки.

28 млн рублей составляет примерная задолженность по зарплате ООО «шахта «Антрацит»

140 человек остаются работать над жизнеобеспечением шахты

6 месяцев сотрудники не получают зарплату

По выражению лиц работников «Антрацита» понятно только одно: они устали. Устали слушать объяснения, почему нет денег, получать обещания вместо зарплаты, быть пленниками и рабами шахты. Уйти с предприятия для них – значит затопить шахту. Затопление будет обозначать, что шахта станет непривлекательной для потенциального собственника. Не найдется собственник – и о львиной доле зарплаты можно забыть на неопределенный, но точно долгий срок. Вот и получается, что на получение денег можно надеяться, только если продолжать работать «в долг». Спасти ситуацию может только новый владелец. К маю. Но будет ли к тому времени что спасать?

Максим РЯБЧЕНКО
Газета КВУ № 5 от 30 января 2013 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments